Прием по предварительной записи
454091, г. Челябинск, ул. Кирова, дом 104, офис № 7
Запись на прием Ответим с пн.-пт. 9:30 – 18:00
8-912-804-98-64

Одна подпись решает всё!

Любой рассказ имеет завязку, развитие действия и кульминацию. Эта история не является исключением. Поэтому налейте себе горячий напиток, расположитесь поудобнее и внимательно читайте :-)

Эта история началась в конце 2018 года. В один из последних дней декабря мне позвонила директор моей IT-компании и сообщила, что у её близкой подруги горе — на мужа подали в суд за ДТП, в котором он не участвовал. Праздники уже были не за горами, поэтому встречу с клиентом и обсуждение этой замысловатой ситуации мы решили отложить на первые дни Нового 2019 года.

Встретив Новый год и зарядившись рабочим оптимизмом я назначил встречу клиентам. На встрече клиенты пояснили (в основном рассказывала супруга), что в 2017 г. Иван (супруг) работал в одной челябинской организации, занимающейся строительством автомобильных дорог и мостов. Иван находился в должности механика по выпуску на линию транспортных средств и безопасности дорожного движения. В его должностные обязанности входило проверка технической исправности транспортных средств при выезде из гаража на работы, обеспечение безопасности движения и т.п. Весьма ответственная должность. Автопарк, за который он отвечал состоял из грузовых и грузопассажирских автомобилей, тракторов, автомобильных кранов и других видов специальной строительной техники. В конце декабря 2018 г. из почтового ящика Иван вытащил письмо от суда, из которого он узнал, что его привлекают в качестве третьего лица по делу о ДТП, которое было совершено с участием одного из служебных автомобилей.

Иван связался с бывшим работодателем и узнал обстоятельства этого дела. Оказалось, что летом 2017 г. в результате ДТП была повреждена Дэу «Нексия». Свидетели утверждали, что столкновение с ней совершила «Газель». Но полного описания «Газели» свидетели не запомнили: смогли сообщить только 3 цифры номера и цвет кузова. На протяжении нескольких лет сотрудники ГИБДД, а также сам пострадавший с помощью друзей и знакомых выбирали из базы данных похожие автомобили. В результате длительных мероприятий был найден похожий автомобиль, который и принадлежал бывшему работодателю Ивана. После этого потерпевший нанял юриста, который не долго думая написал исковое заявление и отправил его в суд. Судебная «машина» завертелась!

В ходе судебных заседаний юрист бывшего работодателя представил в суд путевые листы за дату (5 июля), в которую предположительно произошло ДТП. Из путевого листа суд установил, что за рулем злополучной «Газели» находился Иван, так как в путевом листе были проставлены его фамилия, имя, отчество, подпись, а также пройденный за день километраж. По этой причине суд привлёк Ивана в качестве третьего лица без самостоятельных требований.

Для справки. Третье лицо без самостоятельных требований — это специальный процессуальный статус лица, участвующего в деле. Это лицо не является ни истцом, ни ответчиком. Однако, судебное решение может повлиять на его права и обязанности. В случае с Иваном это означает, что если бы суд установил, что данная «Газель» действительно совершила ДТП, а за рулём был Иван, то бывший работодатель будет обязан возместить потерпевшему причиненные убытки, а после имеет право получить с Ивана ту же сумму (регрессное требование).

В разговоре со мной Иван отрицал всяческую причастность к ДТП. Более того, Иван утверждал, что если бы ДТП и было, то он бы непременно это заметил, а на кузове кузове «Газели» остались бы следы. А поскольку в организации осуществлялась строгий учёт технического состояния рабочих автомобилей, то даже замена простой лампочки в фаре автомобиля не осталась бы незамеченной для Ивана.

Полученные от Ивана сведения и анализ представленных судебных документов вызвал у меня определенные скептические соображения относительно общего исхода дела. Суд почти всегда при рассмотрении дела идёт по пути «наименьшего сопротивления». Суду всегда проще поверить в очевидные, на его взгляд вещи, пусть даже и неверные, но которые подтверждены соответствующими доказательствами. А как иначе? Ведь есть путевой лист, из которого следует, что в этот день за рулем «Газели» был Иван. И чтобы Иван ни говорил, всё это опровергается всего лишь одним письменным доказательством! Я сообщил Ивану, что перспектива дела отрицательная и, вероятно, суд установит, что в этот день Иван был за рулем «Газели». А если он был за рулём «Газели», то и ДТП совершил тоже он.
Иван выслушал меня и сказал, что ему дорого его честное имя и правда. А выше правды нет ничего. Поэтому мы составили план действий и приступили к его воплощению. В этом деле передо мной стояло несколько задач: выяснить какие еще документы есть в деле (Иван не участвовал с самого начала), изучить внимательно протоколы ранее проведенных судебных заседаний, провести дополнительный анализ, подготовить Ивана для выступления в суде, подумать над приобщением в дело новых доказательств со стороны Ивана.

Перед мной не ставилась задача доказать, что ДТП не было. Я должен был отвести подозрение в причастности Ивана в совершении указанного ДТП. «Масла в огонь» подливал юрист бывшего работодателя. Он убеждал суд, что за рулем в тот день был именно Иван, но при этом также отрицал факт ДТП. Суть этого маневра понятна. Но «топить» бывшего работодателя, утверждая, что ДТП было, а Иван не причем, в мои планы не входило. Нужно было пройти по самому «краю» меча Фемиды и отстоять свою правду!

Ознакомившись с судебным делом и изучив материалы мне стало понятно, что у нас с Иваном есть широкое поле для юридических маневров :-). Мы хорошо подготовились к судебному заседанию. Фактически провели репетицию того как оно будет происходить и какие вопросы могут быть заданы. К моей радости в своем рабочем архиве Иван обнаружил ряд документов, из которых следовало,что указанная «Газель» служебным приказом была закреплена за другим человеком, работавшим в организации в должности водителя. Кроме того, Иван нашел рабочий приказ, из которого следовало, что за ним на постоянной основе был закреплен служебный автомобиль Лада «Ларгус». Со всем этим бумажным «оружием» мы пошли в суд.

Когда Ивану было предоставлено слово, то он начал свой рассказ. Вначале судья слушала историю Ивана не скрывая своего скептицизма. Но по мере продолжения и представления суду документов позиция судьи начала заметно меняться. По окончании выступления Ивана судья задала резонный вопрос юристу ответчика: зачем Ивану ездить на грузовой «Газели», если в его распоряжении был служебный автомобиль Лада «Ларгус»? Этот вопрос юрист бывшего работодателя оставил без ответа. Далее судья уточнила у Ивана, как он может объяснить, что подпись на путевом листе есть, но он отрицает факт управления этой «Газелью» в этот день? Иван ответил, что по правилам каждое утро водитель обязан вписать себя в путевой лист и предъявить его при выезде диспетчеру автопарка. А вечером провести аналогичную процедуру. По итогам каждого месяца все путевые листы собираются и на их основании устанавливается количество отработанных часов, объём израсходованного топлива, пройденный километраж. Но к сожалению, водители часто теряли путевые листы. Поэтому каждый раз в конце месяца диспетчер автопарка просил Ивана сделать «доброе дело» — проставить свою подпись на недостающих путевых листах. Что Иван и делал. Тогда Иван и не предполагал, что это простое действие может привести к очень неприятным юридическим последствиям.

По поведению судьи было понятно, что она колеблется. На одной чаще весов был путевой лист с подписью Ивана, а на другой пояснения Ивана и документы в поддержку его позиции. Что выбрать? Кому поверить? Судья решила отложить рассмотрение дела. С нашей подачи суд потребовал, чтобы юрист ответчика представил журнал предрейсовых медицинских осмотров водителей. Это было необходимо, чтобы проверить факт выезда Ивана в этот день из гаража. Логика была такова, что без проведения предрейсового медицинского осмотра диспетчер не имел права выпустить автомобиль на линию. Соответственно, если есть подпись Ивана в путевом листе, но нет записи о прохождении Иваном медицинского осмотра в этот день, то это позволит суду принять за истину точку зрения Ивана. Мне и Ивану это дало дополнительное время для подготовки и представления дополнительных доказательств. Хотя у нас не было точной уверенности, что в день ДТП Иван не покидал автопарк на служебном автомобиле. Мы решили пойти ва-банк!

Ознакомиться с журналом предрейсовых медицинских осмотров до заседания нам не удалось, поскольку юрист ответчика заблаговременно в суд указанные документы не предоставил. С каким трепетом и волнением непосредственно в суде мы листали этот журнал! В итоге мы увидели, что Иван проходил медицинский осмотр 4 июля 2017 г. и 6 июля 2017 г. А 5 июля 2017 г. (день ДТП) он не проходил медицинский осмотр!!! После этого можно было выдохнуть.

А дальше уже оставались ряд юридических формальностей и дело техники. В итоге суд вынес решение, которым подтвердил факт ДТП с участием автомобилей Дэу «Нексия» и «Газель», взыскал с ответчика сумму убытков. Но при этом суд не подтвердил, что за рулем «Газели» был Иван. По мнению суда за рулем «Газели» был неустановленный водитель :-)

В судебном решение, конечно же, всего описано гораздо проще. Сухой юридический язык. Там нет тех переживаний, которые испытали Иван и я. Там нет описания большей работы, которую провел адвокат, чтобы получить нужный его клиенту результат. Там нет чувства торжества справедливости и правды, которую мы отстояли.

В Восемнадцатом арбитражном апелляционном суде в фойе есть надпись на латыни: «Jus est ars boni et aequi». Что в переводе: «Право есть искусство добра и справедливости».

Спасибо, что уделили время и прочитали до конца, терпеливые и внимательные читатели!